Андрей Раковский (a_rakovskij) wrote,
Андрей Раковский
a_rakovskij

Category:

демократическая контрреволюция

В одном из споров, которые я веду, мне встретилось упование на "демократическую контрреволюцию, как альтернативе происшедшего у нас в гражданскую войну. Захотелось немного разобраться с явлением.

В начале о термине. Согласно М.В. Шиловский "Консолидация «демократической» контрреволюции в Сибири весной-летом 1919 г"

"Впервые термин «демократическая» контрреволюция был использован
И.М. Майским как собирательное название начального этапа Гражданской войны, в
ходе которого ведущую роль в антибольшевистском лагере играли представители
мелкобуржуазной демократии-меньшевики и эсеры. Этот период, по его мнению,
продолжался до колчаковского переворота. В последующем термин активно
использовался исследователями, хотя не было единства относительно
хронологических рамок данного этапа. В конце 60-х - первой половине 70-х гг.
наряду с традиционным подходом иное толкование «демократической» контрреволюции
предложила М.Е. Плотникова, понимая под ней антисоветскую позицию
мелкобуржуазных партий в течение всей Гражданской войны, безотносительно от ее
периодов. Эта позиция получила поддержку отдельных историков."

С термином ясно. Ограничиваясь интересующем вопросом - рассмотрения этой деятельности как альтернативы, как я считаю, надо согласится с Майским. Так как по окончательному формированию белого движения, начиная с осени 18-го данная деятельность рассматриваться как альтернатива не может. Интересно, но не более. За исключением Иркутского политцентра, все это было на глубочайшей периферии событий.

Таким образом в рассмотрение попадает деятельность эсеров и меньшевиков с декабря 17-го по осень 18-го. Ну что же посмотрим...

Что же получается? На начальном этапе (где-то о февраль) вся деятельность сводится к упованиям на Учредительное собрание и поиску тех или иных форм его восстановления. Я уже как то говорил насколько критически отношусь к упованиям на УС. Повторюсь.

Протасов Л.Г. Вскроссийское Учредительное собрание: история рождения и гибели - М. Российская политическая энциклопедия (РОССПЭH), 1997

"Всего стенограмма [1] зафиксировала 54 выступления 43 ораторов. По фракциям это выглядело так: эсеры - 20 выступлений (13 ораторов), большевики - 9 (6), левые эсеры - 9(5), меньшевики - 3(3), прочие - 13(7)

Для элементарного контент-анализа текста стенограммы выделим ключевые понятия и частотность их употребления.

    левые партии опозиционные партии
I соц. (октябр) революция 17 -
революция 45 155
реформы 3 7
II социализм 19 56
империализм 15 35
классы 21 11
эксплуатация 1 21
III трудящиеся 64 174
рабочие 75 71
крестьяне 37 50
IV человек 4 5
общество 2 1
цивилизация 2 2
культура - 1
мораль 3 5
V демократия 5 127
свобода 6 31
закон 14 72
VI советы 49 5
народовластие - 8
VII самоопределение 2 4
национальный 6 65
интернациональный 10 54


Обращаясь к категории III (социальные слои), легко обнаружить что депутаты особенно охотно оперировали понятиями "рабочий","крестьянин" и их синонимами, явно претендуя на выражение их социальных интересов. Показательно, однако, что частотность употребления понятия "рабочий", "пролетарий" гораздо выше, чем понятия "крестьянин", связанного с самым многочисленным социальным слоем Росиии. В то же время вовсе не упоминались мещане, интеллигенты и ремесленники, словно бы этих категорий населения вообще не было или у них отсутствовали собственные интересы. "Буржуазия" упоминалась как антипод, как нечто, не имеющее права на физическое существование.
Идеи классов и классовой борьбы, как видно из концепт-анализа разделяло большинство депутатов, видя в них не только способ достижения социальной справедливости, но и пружину исторического прогресса. В этом смысле даже филлипики Чернова против гражданской войны по сути способствовали ей, поощряя борьбу "эксплуатируемых" против "эксплуататоров".
...
"Право", "закон", "цивилизация", "культура", "человек" - все эти понятия употреблялись в единичных случаях. Вовсе никем не упомянута "конституция".
...
совершенно выпали из лексики вопросы права. Все социалисты - эсеры, меньшевики, большевики - совместили понятия "право" и "насилие" в едином понятии "революционное право", опирающееся не на закон, а на волю стоящей за ним социальной группы. Это была предпосылка будующей партийной диктатуры, чьим бы именем она не прикрывалась.
...
Контент-анализ теста стенограммы Учредительного собрания показывает, что представления о демократии у социалистов не слишком расходились. Они требовали не равенства прав как основы демократии, а ликвидации собственности как ее основы, имущественно-социального поравнения. Хотя Церетели упрекал большевиков в нарушении депутатского иммунитета, ни он, ни кто-либо другой не высказали осуждения за преследования кадетов, не говоря о монархических партиях. Власть они рассматривали не как средство гармонизации общественных отношений, а как диктатуру правящих классов, соответственно своей социальной опоре.
...
Все сходились на том, что революция предпочтительнее реформ. Говоря о Учредительном собрании как форме народовластия, как выражении общенародной воли, социалисты, даже если они признавали возможность существования таковой, в понятие "народ" включали лишь ту часть электората, которая отдавала им политическое предпочтение. В то же время свои теоретические разногласия они трактовали как классовые.
...
большинство депутатов от обоих полюсов говорили одним языком - в широком смысле языком социализма. Именно это обстоятельство с особой силой подчеркивает обреченность Конституанты. Дело заключается ... в самом свойстве революционной психологии: навязать сопернику свою волю, используя для этого и силу штыков и депутатское большинство."

Достаточно? Мне, лично, вполне. Дабы придти к вполне однозначному решению. Ни УС, ни силы уповающие на него, альтернативой сползанию к гражданской, классовой войне и как следствие - террору быть не могли.

Ну что же. Рассмотрим деятельность "демократической контрреволюции" далее. Вплоть до весны 18-го вся эта контреволюция существует только в латентной форме. Кружки ("а поговорить?" :-)), несколько не особо серьезных заговорчиков. И все... Это как-то слабо похоже даже на сколько-нибудь серьезную опозицию. А уж тем более контреволюцию.

Весной 18-го наступает перелом. Наступление немцев, румын, восстание чехословатского корпуса. На этой волне создаются до 2-х десятков региональных правительств, которые контролируются "демократической контрреволюцией". Во многом не самостоятельные, однодневки. Есть среди них, конечно, и ярчайшие исключения. Такие как Комуч. На нем наверное и стоит сосредоточится. Он, пожалуй, единственный кто мог бы представлять реальную угрозу для большевиков, поколебать их власть. Что же видно при первом рассмотрении? Да то, что все, что говорилось о УС, как во многом продолжении дела большевиков, при смене только лишь руководящих органов и косметическом изменении нескольких лозунгов - все это остается.

Методы, кстати, тоже. Поверим на слово председателю. Вольский, "Комитет действовал диктаторски, власть его была твердой… жестокой и страшной. Это диктовалось обстоятельствами гражданской войны. Взявши власть в таких условиях, мы должны были действовать и не отступать перед кровью. И на нас много крови. Мы это глубоко сознаем. Мы не смогли ее избежать в жестокой борьбе за демократию. Мы вынуждены были создать и ведомство охраны, на котором лежала охранная служба, такая же Чрезвычайка … и едва не лучше"

Трудновато быть слегка беременной. Одной рукой провозглашая демократию, второй проводя террор. Одной ужасаясь гражданской войне, другой оперируя лозунгами классовой борьбы. И т.д. Большевики наступили на эти грабли первыми. И к обсуждаемому моменту уже изжили данную двойственность. В этом же направлении уверенными шагами и двигался Комуч.

Допустим на секунду, что Комуч бы победил. И? Да ничего - в Кремле бы сели другие лица, по политическим воззрениям и методам де-факто близнецы большевиков. А теперь вспомним о том, что собственно белое движение наконец-то к концу лета сформировалось. Оно с этим бы не смирилось... Гражданская война бы продолжалась... Со всем ее террором, с предстоящим голодом...

Вот и выходит, что Комуч был изначально обречен. Его победа == его поражению.

Но этого не произошло. По одной простой причине. Рыхлость власти, груповщина и т.д. Вся эта двойственность, о которой я сказал ранее, еще более разваливала органы власти. Которые были раздуты до безобразия. А як же - коли Комуч, так каждому прорвавшемуся на его территорию члену УС находили пост. А это все сильно усиливало несогласованность, да и временами просто абсурдность ведения дел.
Большевики в этот момент укрепляют дисциплину, строят армию. А у Комуча его Народная армия заброшена, на последнем плане. Взаимодействие частей части налаживают сами. Комуч в это время занят важным делом, ему не до управления армией. Надо же отменить реакционные отдачи чести, дисциплинарные взыскания. Да и вообще - как следует задуматься над коллективным управлением армией (!!!). И т.д. и т.п.

И Вы таки хотите, что бы я это рассмотрел как реальную альтернативу большевикам?! Вот уж нет. Обреченный проект. И получив ряд тяжелых поражений, возжелав твердой руки и диктатуры Комуч пришел к своему неизбежному концу.

Период "демократической контрреволюции" в гражданской войне закончился. Наступал период белого движения...

Tags: гражданская, теория
Subscribe

  • Политкоректность, такая политкоректность

    Случайно выпал на вики-статью о вступлении Греции в 1-ю мировую. Сижу и ржу. Как изящно "заглажены" все острые углы. Все попрятано. А ведь история…

  • А подскажите мне

    Корбетт/Ньюболт "операции английского флота в мировую войну" у нас кто-то собирается переиздавать?

  • Немецкие деньги Ленина

    Всегда с интересом следил за дискуссиями о этом. Не мог пройти и сейчас. И... О мой мозг... А не хило Кескюла немцев разводил. Поверить, что Ленин…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments