August 16th, 2016

дракон

Смеюсь

Всегда терпеть не мог Чаплина. Он на меня как раздражитель действует. Но тут случилось забавное. Пригласили его дать интервью на эхе Москвы. И тут встретились два одиночества. Правоверный либерализм и истовый (а не сусальный, который ему по интеллигентскому мнению положено быть) православный. И понеслось...
Началось все невинно. С обсуждения памятника Ивану Грозному. Я, лично, ничего плохого в таком памятнике не вижу. На либеральные ахи и вздохи обычно отсылаю к Валишевскому. Где тот сравнивает число жертв при взятии Льежа и за все время правления Грозного. Одного времени события.
Чаплин и роняет фразу дескать Иван много натворил, но и заслуги его велики. Ведущая решает использовать "беспроигрышный" аргумент, дескать Вы так и Сталина в талантливые менеджеры запишите. А Чаплин берет и.... соглашается.
В панике ведущая начинает насчет неубий. Чаплин отвечает, что "некоторых убивать можно и нужно". И окончательно все понесло...
Сейчас в блогах куча либералов по этому поводу воют. Психологист, сколяр вит и куча прочих отстрелялись. Дескать караул и все такое.

Блин, а что хотели-то услышать-то? Христианство вообще-то это синтез подходов ветхого и нового заветов. Только евангелисты (да и то лукавят) призывают к чистому, без малейших оговорок, неубий. Православие с подобным общего имеет мало.

дракон

Новые приключения Остапа

Оригинал взят у fortunatus в o livro terceiro
Сейчас меня опять обвинят в искательстве дешёвой популярности, но надо же куда-то выкладывать дурацкие неосуществимые литературные замыслы, не пропадать же им.

* * *

Итак, допустим, зимой 1930/31 года Остап Бендер благополучно перебрался через румынскую границу и сохранил при себе всё золото. Ну то есть как сохранил... часть на радостях пропил сразу же в Кишинёве, часть прокутил в Бухаресте, часть просадил в Вене, весьма немалую часть потратил на красивое ухаживание за одной дамой в Париже - короче, остатка едва хватило на билет до Рио-де-Жанейро (первого класса, естественно). Пришлось вспомнить основы ремесла и зарабатывать на жизнь, окучивая довольно немалую в Бразилии белогвардейскую эмиграцию - то выдавая себя за сына адмирала Колчака, то организуя филиал "Союза меча и орала". Но постепенно Остап знакомился с ландшафтом, учил португальский, вписывался в местное общество, и перед ним открывались всё более широкие перспективы.
Collapse )